Неожиданный поворот. История из жизни

«Бабушка, здравствуйте, я ваш внук Павел», – эти слова он произнес с каким-то хрипом, словно выдавливая их из себя.

Старая женщина, лежавшая на кровати, протянула руку, схватила с тумбочки красивые часы в виде виолончели и со всей силы бросила их ему в лицо.

Он едва успел увернуться, а дядя Ваня быстро зашептал: «Все пойдем, не хочет тебя видеть, как и мать твою видеть не хотела после… Ну ты знаешь».

Дядя буквально втащил Павла на кухню, попросил посидеть немного и бросился к бабушке. Пробыл там около получаса.

– Я укол сделал, уснула, – сказал он вернувшись. – Все равно жалко ее. Болезнь. Возраст.

Павел бросил взгляд на дядю, на его тяжелые очки, морщины и белые волосы: «Вот так всю жизнь прожил около матери, не женился даже, как он теперь один будет?»

Его мать когда-то поступила иначе. В 20 лет она бросила престижный университет и вышла замуж за его отца – молоденького лейтенанта и уехала с ним по месту службы.

Бабушка была вне себя от гнева. Властная, умная, гордая она не простила дочери подобный поступок. Отношения разорвала, из квартиры ее выписала, внуков видеть не желала.

Прошло уже 40 лет с того времени, а бабушка ни на йоту не изменилась. Годы и болезни подточили ее здоровье, но характер не сломили.

У матери Павла жизнь сложилась трудно. Ее лейтенантик пил, ссорился с начальством, а после развала СССР вообще ушел из армии, работы найти толковой не смог и рано yмep.

Мать одна тащила на себе троих детей, работала медсестрой и радовалась даже этому, потому что не успела получить высшего образования.

Павел был младшим. Его брат и сестра создали свои семьи и остались жить в маленьком городке Владимирской области, а он сам после техникума решил рвануть в столицу.

Снимал комнату, работал с утра до вечера, уставал и мечтал о том, чтобы хоть как-то устроиться в жизни.

О том, что в Москве в просторной квартире живет его бабушка и дядя, он знал, но чувство обиды за мать не давали ему пойти и познакомиться со своими родственниками.

Время шло, но жизнь к лучшему не менялась.

Он по-прежнему снимал комнату, работал, смог купить машину и даже жениться. В жены выбрал одноклассницу Катю, с которой случайно встретился, когда ездил домой на пoхopoны матери. Забрал ее с собой в Москву, она нашла работу по специальности, но получала по столичным меркам мало, поэтому жили они бедно.

Именно Катя, узнав, что у Павла есть родственники здесь, стала уговаривать мужа с ними познакомиться: «Хоть расскажи, как мать твоя жила, как yмepла, может, они тебя пожалеют, помогут. Может быть, и наследство какое оставят».

Уговаривала долго. Адрес квартиры бабушки Павел знал, но пойти туда боялся. Он нашел страничку дяди в соцсетях, начал переписку и через два дня уже сидел в кабинете уважаемого врача, доктора медицинских наук Ивана Петровича Жмурова.

Дядя Ваня оказался человеком добрейшей души, воспитанным, умным, но абсолютно зависящим от мнения своей матери. О сестре все эти годы он вспоминал, но боялся искать с ней связи. Поэтому Павла принял с радостью, но домой его к себе не пригласил.

Они стали изредка переписываться. Когда бабушка тяжело заболела, Иван Петрович решил все-таки позвать к ней родного внука.

Сначала она согласилась на эту встречу, но когда увидела Павла, вдруг рассердилась.

Павел тогда впервые оказался в этой квартире, и она поразила его своей слегка обветшавшей роскошью.

«Сколько такие хоромы могут стоить?» – невольно подумалось ему. Особенно было обидно, что его мать могла бы также получить долю в этой квартире, сложись жизненные обстоятельства иначе.

А еще через два месяца дядя позвал Павла, его брата и сестру на пoхopoны.

И они все пришли.

На дядю было тяжело смотреть, так он был подавлен. Искренно плакал и не стыдился своих слез.

На прощание он раздал всем племянникам какие-то памятные семейные реликвии: украшения бабушки, фотографии и безделушки. Подаркам они были рады и пообещали навещать старика.

Жизнь пошла по-прежнему, но Павел невольно затаил обиду на дядю. Ему хотелось, чтобы, кроме сувениров, тот пообещал им квартиру. Он уже подсчитал, что, продав треть этой шикарной «сталинки», сможет купить однушку в новостройке на окраине Москвы и зажить относительно неплохо.

Он знал, что его дяде уже 69 лет, что он давно страдает от acтмы, поэтому, скорее всего, не жилец. Да, по закону они могут претендовать на это жилье, но ведь у бабушки есть и другие родственники (он видел их на пoхopoнах), которые, скорее всего, также надеются на наследство.

Эти вопросы не давали Павлу покоя. Мысли в голову лезли разные, даже совсем уж нехорошие. А что если купить aлкoгoля покрепче да позадиристее, зайти к дяде вечерком, начать выпивать да наливать, а у него может быть, сердце прихватит. Или добавить в aлкoгoль лeкapcтва какого-нибудь?

Павел гнал от себя эти мысли, но справиться с собой не мог.

Да и Катя часто напоминала ему о том, чего его лишили из-за вредной бабки: «Была бы она нормальная женщина, забрала твою мать и детей к себе в Москву, вы в столицы выросли, а она даже о вас и не вспомнила».

Так прошло еще около года.

И однажды дядя позвонил ему.

– Паша, приходи на огонек вечером, нам поговорить нужно.

Павел зашел в магазин, купил сладкого к чаю и пошел в гости.

Дядя Ваня был не один. Рядом с ним сидела женщина лет 55 с приятным лицом и добрыми умными глазами.

– Знакомься, Паша, это Александра Георгиевна. Тоже врач. Только не москвичка, а коренная крымчанка. А в Крыму дом у моря и больница рядом. Так вот…

Дядя Ваня явно подбирал слова, но выглядел уверенным.

– Я решил переехать в Крым, ты скажешь, что в моем возрасте это безумие, согласен, но знаешь, я уже все решил. Ведь мы с Александрой Георгиевной знакомы-то 15 лет. На одной конференции познакомились и стали общаться. Ты понимаешь, у меня была мама. Я не мог. Но теперь это стало возможным. Годы, конечно, не те, но там я могу работать и немного даже преподавать в университете. Севастополь не так далеко.

Дядя Ваня вздохнул и продолжил.

– Александра Георгиевна не хочет переезжать в Москву, город большой, шумный, а в старости нужны покой и тишина. А квартиру я решил пока тебе временно оставить на проживание. А еще завещание написал на вас троих. Вы дети Лерочки, я считаю, что именно вам и должна в итоге остаться эта квартира. После меня… Ты как, согласен?

Павел кивнул, не веря тому, что услышал.

– Я вещи свои заберу, все приведем в порядок, думаю, весной съеду, ну а ты с молодой женой на мое место.

Павел возвращался домой радостный. Ему хотело петь прямо на улице, но он не решался. Дядя сделал ему подарок, о котором он даже не мечтал. И каков старик, 15 лет любовь свою от матери скрывал, прямо как настоящий «Ромео»… И еще надеется на что-то… В 70 лет! Чудеса, да и только!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Неожиданный поворот. История из жизни